Эмблема детской библиотеки
Муниципальное бюджетное учреждение культуры г. Иркутска
"Централизованная библиотечная система"

Детская библиотека №23

Байкальские были и легенды

"Байкал, чья слава в этом мире
Века веков переживет..."
А. Твардовский


Край, где мы живем
К 65-летию Великой Победы
К 70-летию А. Вампилова

 

Как добывали золото на Байкале

Романтические и кровавые времена золотой лихорадки переживали многие народы и континенты. В ряду золотоносных районов мира самая большая слава выпала на долю Калифорнии, Аляски и приисков в Южной Африке. Благодаря многочисленным произведениям литературы и кинофильмам об этих местах и происходивших там событиях известно практически все. Однако мировая история добычи золота будет не полной, если не упомянуть о Сибири и о Байкале.

Среди сибирских земель Иркутская губерния всегда выделялась обилием золотых россыпей. На ее территории в большом количестве возникали прииски, приносившие их владельцам баснословные прибыли. Случалось, горсточка смельчаков забиралась в непроходимые леса, бродила с речки на речку и где-нибудь намывала золотишко.

Большие Коты

Добыча золота на Байкале официально началась в 1842 году. Тогда были открыты и стали разрабатываться россыпи по долинам рек западного побережья – Большие и Малые Коты, Большая и Малая Сенная. За 51 год было добыто золота 10 пудов 12 фунтов 52 золотника 42 доли.

В 1891 году золото обнаружили в районе Листвянки и Николы. По данным "Советской Сибирской энциклопедии" за 17 лет здесь было добыто 184 кг золота. Говорят, что очень давно существовала то ли контора, то ли артель – "Байкалзолото". После 1917 года золото на Байкале стали добывать даже промышленным способом, с помощью драг. Так как в советское время все сведения, связанные с золотом, считались строго секретными, то статистических данных обнаружить не удалось. Известно лишь, что в Больших Котах драги прекратили действовать в 1967—1968 годах.

Добычей золота на Байкале занимались семьями. Самыми удачливыми местные жители называют три семьи или три артели: Кривороткиных, Вещевых и Натягановых.

речка Котинка

В трех километрах от поселка Большие Коты на небольшом озерце стоит на вечном приколе драга, а берега речки Котинки сплошь покрыты отвалами камней, усеяны заросшими каналами, канавками и глубокими ямами. Эти следы явно указывают на то, что 30—40 лет назад здесь кипела бурная деятельность. Драга представляет собой замысловатую и полусгнившую деревянную конструкцию.

Такие драги мастерили инженеры и рабочие Иркутского завода тяжелого машиностроения имени Куйбышева. В основном там строили драги для Бодайбинских и Алданских приисков. Для Больших Котов, видимо, последовал спецзаказ, и в расчете на среднее содержание золота в этих местах соорудили средних размеров и более дешевую драгу из дерева.драга

Несколько интересных фактов о прошлом поселка Большие Коты поведала местный библиотекарь Нина Иннокентьевна Зуева. По ее сведениям в 1856 году вверх по ручью Малый Кот заработал золотосодержащий прииск Меркурьевский, названный так по фамилии его владельца. В советское время здесь добывали золото самой высокой пробы. Зуева утверждает, что оно было настолько чистым, что его нельзя было переплавить в слитки.

В живописной долине ручья Черного, в километре от Байкала (16 километров от поселка Листвянка и три от поселка Большие Коты), сохранились старые горные выработки, старательские шурфы и шахты с боковыми штреками. Сейчас на этом месте размещается турбаза. При ней организован пеший туристический маршрут в верховье ручья для показа и участия в промывке песка с целью обнаружить золотые знаки.

Как известно, найти золото – самое трудное в старательском деле. Опробовать почву пускались многие – и в одиночку, и целыми партиями, но не всем удавалось. Обычно старатель брал с собой пищи, сколько мог унести, котелок, кайло и лопату. Лопата в таких случаях выбиралась особенная – большая и несколько изогнутая.

Рыл землю, кайлил, где нужно было, стараясь не уходить далеко от ручья. Захваченную на лопату землю подставлял под текущую воду, помогал воде разбивать комки и смотрел, как струя уносит мелкий песок. На лопате оставались камешки и что потяжелее. Там же должно было остаться и золото. Если с частицами, не унесенными водой, оставалось хотя бы несколько мелких блесток золота, старатель радовался и говорил: "Есть на лопате – будет и в колоде". Колодой он называл золотопромывательный прибор.

Такие крупинки звались знаками, и они давали надежду на близость золотоносного пласта. Найденный кусочек золота обтирали, иногда пробовали на зуб и тщательно заворачивали в бумажку. Еще бы найти несколько таких крупинок и знать, что пласт открыт, – в этом и заключалось старательское счастье.

В пади Черной можно и сейчас попробовать наиболее простой способ промывки золота – у ручья. Для промывки вручную тут же около раскопок, пользовались лотком. Через лоток пропускали воду и, ставя его в различные наклонные положения, промывали пески. Работа лотком и лопатой – занятие не из легких. Можно перелопатить сколько угодно грунта и ни одной крупинки золота не намыть.

Золото в старой Сибири шахтовым способом добывали очень редко, чаще копали орты. Так назывались подземные горизонтальные ходы, напоминающие длинные пещеры. Подземные работы считались наиболее трудными, и на них решались далеко не все. Про ортовых работяг говорили с особым оттенком уважения: "Этот парень на все готов – он в ортах работал".

Еще один способ добычи золота – это направление горных речек и ручьев на облюбованный район, с тем чтобы быстро мчащиеся воды смыли заведомо пустые пласты земли. Судя по большому количеству каналов и канав в пади Черной, этот способ применялся неоднократно. Судя по большому количеству каналов и канав в пади Черной, этот способ применялся неоднократно. Подобное мероприятие начиналось с городьбы плотины. Одновременно рыли канал, в него должна была устремиться перегороженная река. В критический момент начиналась лихорадочная горячка по укреплению плотины, которую могли прорвать своим напором бурные воды. Куда пойдет вода? Прорвет ли она оставленную для задержки земляную преграду или же повернет в сторону и снесет плотину?

У старателей сохранилось много воспоминаний об этой суматохе. Одно из них можно прочитать в статье из газеты "Иркутские губернские ведомости" за 1858 год:

"Что делалось, что делалось! Кто на тачке землю тащит, кто прямо в подоле. Заранее землю в кули насыпали – их таскают. Который спутает, схватит мешок с мукой, тоже не разбирает. Крупчатка, не крупчатка – не разбирает, валит. Человек, кажись, упади, и его засыплют. Был случай, коня с таратайкой засыпали".

Как жили старатели в пади Черной? Точно так же, как и на других золотых при исках старой Сибири. Наиболее многочисленная часть старателей – хозяйские рабочие, они нанимались за определенную плату. Каторжников отправляли на прииски, естественно, для отбытия наказания. Хозяева давали рабочим "обстановку" – одежду, припасы, орудия труда и отвозили на прииск.

На промыслах рабочие объединялись в артели. Артельная сплоченность давала возможность золотоискателям не только хорошо заработать, отстаивать свои интересы в столкновениях с хозяевами, но и сохранять заработанные деньги от разных приисковых соблазнов. Артель имела повара, пильщиков и кольщиков дров.

Особенно, говорят, тяжело доставалось будилке – человеку, которому утром надлежало по обязанности разбудить людей на работу. Поднять на ноги промокших и уставших за день людей было нелегко. Будилка – собачья должность. Идет он по казарме и кричит, чтобы вставали, а вслед ему летят портянки, швабры, сапоги. Будилка хорошо знает, что рабочие уже проснулись, но им просто лень вылезать из-под одеял. Обычно за это дело брались очень расторопные и находчивые парни, способные отмочить что-нибудь этакое забористое. Казарма захохочет и начнет просыпаться.

Условия работы на прииске в пади Черной были настолько тяжелыми, что вольнонаемные рабочие туда шли редко. Здесь работали все больше каторжники. По словам одного из работников турбазы прииск просуществовал с 1890 по 1914 год. От тех времен сохранились не только следы старых раскопок, но и многоведерный чугунный котел, который был найден в тайге несколько лет назад. По-видимому, в нем готовили пищу сразу на всю артель.

Сперва прииском владел какой-то казак, а затем сменилось два хозяина, последний из них купец К.И. Патушинский, владелец Троицкого водочного завода Заларинской волости. За время работы на прииске было добыто около 500 килограммов золота. Для прииска средних размеров эта цифра выглядит довольно внушительной, и его по праву можно считать одним из самых богатых по содержанию золота на Байкале.

(По материалам Мигалева П. "Байкальские были и легенды" // Сибирь. – 2007. – №6 . – С. 88—99 ).

Рейтинг@Mail.ru    
Дата последнего обновления:
28-01-2016
Поддержка — ОАО "Деловая сеть Иркутск"
e-mail: promyczek@irk.ru
© 2006—2007 ДБ №23