МБУК г. Иркутска "ЦБС"
Детская библиотека №23

Мой край родной >> Иркутская область >> Иркутск>> Свердловский округ >> Их именами названы улицы

Анатолий Яковлевич ФЛЮКОВ

Улица Анатолия Флюковабывшая 8-я Железнодорожная. По-новому названа в 1967 г. Застроена в основном деревянными домами.

   Декабрьская вечерняя мгла окутала Иркутск. Город спит. В морозном безмолвии слышен только раскатистый гул — трещит лед на Ангаре. Река не хочет одеваться в ледяной панцирь, она противится, буйствует, снесла понтонный мост.
   На левом берегу раздался ружейный залп. Это сигнал. В Глазково началось восстание против колчаковцев. Повстанцы быстро овладели станциями Военный городок, Батарейная, Иннокентьевская.
   Утром собрались представители глазковской большевистской организации и рабочей дружины. У всех взволнованные, озабоченные лица.
   Слово берет начальник военного штаба губкома партии товарищ Флюков. Многие слышали о существовании такого штаба, но кто его возглавлял — не знали: ведь штаб был подпольный, законспирированный. К столу подошел молодой коренастый человек, в шинели, с крупными чертами лица, высоким лбом, волосы зачесаны назад.
   — Товарищи, друзья мои, наш час настал, — спокойно, но убедительно заговорил Флюков. — Политцентр пытается повести солдат под своим лозунгом. Партия призывает нас, коммунистов, идти к солдатам. Их легко убедить. Нужно срочно формировать рабочие дружины. Мы должны победить, на нашей стороне народ и правда!
   В тот же день людные митинги состоялись в паровозном депо, на станции Иркутск-1, в вагонном цехе, в солдатских казармах. В Ломоносовской школе собралось 600 железнодорожников. Меньшевики и эсеры пытались выступить с призывом к спокойствию, стараясь доказать, что колчаковская власть уже свергнута. Рабочие прогнали их с трибуны, дружно поддержали большевиков. За два дня глазковская дружина выросла до 450 человек, а все военные силы повстанцев составляли уже три тысячи человек, В их распоряжении было 25 тысяч винтовок, 150 тысяч гранат, 50 орудий, 20 бомбометов, 3 миллиона патронов, много пулеметов и даже 4 самолета.
   В эти дни Флюков формирует дружины, подбирает и инструктирует командиров, распределяет оружие и боеприпасы. А потом, выполняя решения губкома, спешит на Ангарские острова.
   ...Приземистая избенка небольшого хутора на берегу Ангары. К ней подошел усталый путник в крестьянской одежде, с палочкой. Трижды постучал в окно. Молчание. Потом в щелях окон появился тусклый свет керосиновой лампы. Скрипнула внутренняя дверь, послышался тихий голос:
   — Кто там?
   — Это я, Лексеич.
   Дверь отворилась. Путник вошел.
   — Вот так-то, Лексеич, началось! — сказал он.
   Сбросил с себя овчинный тулуп, подошел к печке, потирая промерзшие руки. Завязалась оживленная беседа.
   Наутро связной только ему знакомыми тропами привел путника в отряд "дедушки" Каландаришвили.
   —Здравствуй, здравствуй, Антон Таежный, — радостно встретили гостя командир отряда Нестор Александрович и комиссар Карл Никундэ.
   —Видно, добрые вести привез к нам, Антон, — сказал он с улыбкой. — Присаживайся к огоньку, погутарим.
   При Колчаке жизнь сибирского крестьянина с каждым днем становилась тяжелее. Колчаковцы жестоко расправлялись с населением за неуплату налогов, за неявку по мобилизации или укрывательство партизан, а то и просто по подозрению. За такого рода "грехи" крестьян били шомполами, прикладами, расстреливали. Особой жестокостью в Иркутской губернии отличались каратели: капитан Белоголовый (в Братско-Острожной волости он расстреливал из пулеметов целые деревни), поручик Вейс, прапорщик Рубцов и другие.
   К весне 1919 года не только бедняки, но и середняки-крестьяне, уже изведавшие все "прелести" колчаковского рая, убедились, что власть "верховного правителя России" — это власть капиталистов, помещиков и интервентов, и начали активную борьбу за Советскую власть. Поднимается широкая волна крестьянских восстаний, мощное партизанское движение. Иркутская подпольная партийная организация руководила этим движением.
   Антоном Таежным в подполье звали Флюкова, ответственного от губкома партии за руководство партизанским движением. Почему именно ему поручили это задание? Анатолий Яковлевич был коренным сибиряком. Хорошо знал Приангарье, тайгу, нравы, обычаи сибиряков. Он родился в Балаганске. В юношеские годы познакомился со ссыльными большевиками. Семнадцати лет, во время первой русской революции, вступил в партию большевиков. Потом в Иркутске вел партийную работу среди рабочих. Наступил новый революционный 1917 год. В декабре во главе отряда солдат сражался против офицеров и юнкеров. Потом создавал и обучал отряды Красной Армии. После падения власти Советов снова оказался на подпольной партийной работе. Во время колчаковщины Анатолий Яковлевич направлял коммунистов в партизанские отряды, часто сам бывал там, привозил партийные директивы, помогал разрабатывать оперативные планы, организовывал доставку оружия, боеприпасов...
   —Да, дорогие товарищи, добрые вести я вам привез, — сказал Флюков. — В Иркутске восстание, надо собрать народ.
   По сигналу "боевая тревога" партизаны быстро собрались на поляне. Выступил Флюков.
   —Красная Армия гонит колчаковцев. Восстание в Иркутске должно стать всеобщим. Нужна помощь партизан.
   На другой день Флюков вернулся в Иркутск и послал нарочных к черемховским партизанам, в партизанские дивизии Н. Бурлова, Н. Дворянова, Д. Зверева. Все партизанские соединения двинулись к Иркутску.
   События в городе развивались быстро. 30 декабря центр боев переместился в Глазковское предместье, туда подошли семеновцы. Начался жестокий бой на станции Иркутск-1 и на прилегающих улицах. Под руководством Флюкова семеновцев разбили, остатки их погнали к роще "Царь-девица". Флюкову и бойцам пришлось продвигаться по глубокому снегу. На следующий день враг был окончательно разбит в районе Кузьмихи.
   В ночь на новый 1920 год А. Флюков в районе сел Жилкино и Боково организовал переправу через Ангару глазковских и иннокентьевских дружинников, а также солдат. Переправлялись на лодках в трудных условиях: по Ангаре шел сплошной лед. Знаменские повстанцы получили большое подкрепление. Костяк его составляли рабочие-коммунисты.
   ...С утра 1 января уже три часа идет кровопролитный бой на Иерусалимской улице. Революционные части занимают дом за домом. Враг упорно сопротивляется. Особенно сильный огонь он ведет от здания детской больницы. Флюков принимает решение: окружить дом. Вот дружинники перемахнули через железный забор, еще бросок — и в окна полетели гранаты.
   — Вперед, за мной, товарищи! — громко командует Флюков и устремляется вниз, по Ланинской улице. За ним бегут дружинники и солдаты.
   С наступлением вечерних сумерек революционные отряды отошли за линию фронта для перегруппировки. С утра 2 января Флюков вновь повел в бой повстанцев. Это был последний день боев. Колчаковцы выдохлись. Их солдаты и егери переходили на сторону повстанцев.
   Командование войск интервентов, видя, что сражение проиграно, организовало переговоры колчаковцев с Политцентром. Эсеры, меньшевики и сами к этому стремились, они хотели получить власть от колчаковцев как бы законным путем. Под прикрытием переговоров начальник колчаковского гарнизона генерал Сычев, прихватив из банка несколько пудов золота, бежал вместе со своим штабом. Но красные конники догнали его и перехватили золото. В ночь на 5 января все колчаковские части в Иркутске были разоружены.
   Утром под звуки оркестра, с революционными песнями в город торжественно вошли рабочие дружины, солдатские полки и партизаны. Над колоннами — кумачовые лозунги, впереди демонстрантов в числе других руководителей шел А.Я. Флюков.
   Когда была создана Восточно-Сибирская Советская Армия, А.Я. Флюков стал военным комиссаром при оперативном штабе армии, был членом Иркутского ревкома. Во время борьбы с каппелевцами входил в состав штаба обороны Иркутска.
   — Хлопот и забот у него всегда было много, — вспоминал его товарищ по оружию А. Г. Нестеров.
   — Весь он был ярким, ладным и видным, и я всегда готов был радостно сказать о нем: вот это сила!
   В мирные дни А.Я. Флюков находился на руководящей партийной и советской работе. В 1930 году он перевелся в Москву. Заведовал жилищным отделом Моссовета, работал в полиграфической промышленности. В годы культа личности А.Я. Флюков был репрессирован и погиб. Реабилитирован посмертно.

Из книги Г.Т. Килессо "Улица имени..." — Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство. 1989.

Дата последнего обновления:
3-06-2011
Рейтинг@Mail.ru
Поддержка – ОАО "Деловая сеть Иркутск"
e-mail: promyczek@irk.ru
© 2008 г. ДБ №23